Обеспеченность витаминами и другими микронутриентами играет колоссальную роль для поддержания репродуктивного здоровья женщины. Формирование устойчивого менструального цикла, рост яйцеклетки, зачатие и вынашивание ребенка, равно как и эффективная первичная профилактика врожденных пороков развития, крайне затруднены на фоне дефицита витаминов А, В, С, Е, фолатов, магния, цинка, селена, полиненасыщенных жирных кислот семейства омега-3 (ПНЖК) и других микронутриентов. Результаты системно-биологических анализов различных микронутриентов показали, что многие витамины и такие микроэлементы как магний, цинк, железо, кальций важны для сохранения беременности, поддержки соединительнотканной системы и беременной, и плода, профилактики анемии беременных.

В РСЦ ИМ ЮНЕСКО впервые в мире было осуществлено применение методов интеллектуального анализа данных к вопросу о комплексе взаимосвязей между обеспеченностью  микроэлементами, витаминами и витамино-подобными веществами, состояние репродуктивной системы женщины и исходами беременности. Интеллектуальный анализ клинико-эпидемиологических данных о пациентах из базы данных Института микроэлементов (ИМБД) на предмет обеспеченности витаминами когорты женщин репродуктивного возраста (20-45 лет, n = 2141) из стран Западной Европы и России показал, что, казалось бы, «обеспеченном» регионе, как западная Европа, потребление определенных витаминов не всегда достигает даже минимально рекомендуемых суточных норм. Например, витамина В 6 потребляется, в среднем, 1,6 мг/сут (при норме 2 мг/сут), фолатов — 375 мкг/сут (с учетом витаминных препаратов с фолиевой кислотой) при норме 400 мкг/сут, а витамина Е — 6,2 мг/сут при норме 15 мг/сут. Также отмечено недостаточное потребление женщинами репродуктивного возраста магния, калия, кальция и железа. Более того, одновременно всеми рассмотренными эссенциальными микронутриентами было обеспечено менее 10% (!) женщин репродуктивного возраста. Сниженная обеспеченность такими витаминами, как В 6, В 9, Е и др., была достоверно ассоциирована с нарушениями липидного профиля крови, повышенным риском гипергомоцистеинемии, нарушениями барьерной функции кожи, эндометриозом, нарушениями иммунитета и ожирением [1].

Метрический анализ данных из базы данных ИМБД указал на существование комплексных корреляций между риском патологии и уровнем физической подготовки, вредными привычками, нутриентной обеспеченностью, показателями биохимии крови и приемом витаминно-минеральных комплексов (ВМК). Недостаточная обеспеченность женщин 30-45 лет витаминами А, B1, РР, B6, В9 B12, С, К, ß-каротином, кальцием, железом, цинком и селеном достоверно ассоциирована с патологиями, характеризующимися хроническим воспалением: артритом (Р = 0,0508), бронхитом или пневмонией (Р = 0,0395), бронхиальной астмой (Р = 0,0473). Низкая обеспеченность микронутриентами была также ассоциирована со снижением иммунитета (повышенная резистентность патогенной флоры к антибиотикам; Р = 0,0164), артериальной гипертонией (Р = 0,0321), миопией (Р = 0,0329), тромбофлебитом вен нижних конечностей (Р = 0,0243). 70 % обследованных женщин 30-45 лет испытывают усталость в конце рабочего дня, что ассоциировано с наличием различных микронутриентных дефицитов (р = 0,0148) [2].

Рис. Метрическая карта взаимодействий между микроэлементами, витаминами и состоянием женщин репродуктивного возраста

Описан комплекс взаимосвязей между обеспеченностью микронутриентами и привычным невынашиванием, эндометриозом, нарушениями менструального цикла в клинически однородной выборке женщин 18–35 лет. Установлены взаимодействия между невынашиванием, анамнестическими, биохимическими показателями и недостаточным потреблением витаминов, макро- и микроэлементов, в том числе в составе витаминно-минеральных комплексов (ВМК). Для пациенток с невынашиванием установлено более низкое потребление витаминов D, А, Е, витаминов группы В и фолатов, калия, магния, кальция, омега-3 полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) и микроэлементов Fe, Zn, Cu, Mn и Se [3].

Фундаментальные и клинические исследования указали и на важность отдельных микроэлементов для поддержки женской репродуктивной сферы. В последнее время особое значение в поддержке физиологического течения беременности уделяется таким микроэлементам, как хром, селен и молибден. Хром нормализует метаболизм сахаров, предотвращает формирование инсулинорезистентности, оказывает иммуномодулирующее и антигиперлипидемическое действие. Молибден необходим для профилактики анемии беременных и формирования врожденных пороков у плода. Селен необходим для нутрициальной поддержки периконцепции, профилактики нарушений липидного обмена и холестаза, а также имеет важное значение для функционирования щитовидной железы [4].

Сниженная обеспеченность витаминами и микроэлементами во время беременности ассоциирована с т.н. «малыми пороками развития», как очевидными (сращение пальцев и другие дефекты конечностей, нарушения прорезывания зубов, грыжи и др.), так и проявляющимися в период раннего детства (врожденные пороки сердца, дефекты мочеточника, желчного пузыря и др.). Фолаты являются далеко не единственным микронутриентом, который необходим для профилактики пороков развития, в том числе так называемых малых (дефекты конечностей, зубов и др.). В профилактике пороков прорезывания зубов, развития пальцев, ушных раковин, легких, диафрагмы, желчного пузыря не менее важную роль играют, например, цинк, регулирующий активность более 1200 цинк-зависимых белков, витамин А, витамин РР [5].

Мета-анализ 11 клинических исследований показал важность использования органической формы железа, фумарата железа в терапии и профилактике железодефицитной анемии (ЖДА) у женщин репродуктивного возраста. Установлено достоверное снижение риска ЖДА на 71% (относительный риск — ОР 0,29, 95% доверительный интервал — ДИ 0,21-0,42; р=6,9∙10-11), риска микроцитоза — на 68% (ОР 0,32, 95% ДИ 0,20-0,50; р=1,2∙10-5), риска сниженного (менее 110 г/л) уровня гемоглобина — на 62% (ОР 0,38, 95% ДИ 0,20-0,50; p=1,1∙10-3), риска сниженных (менее 20 мкг/л) уровней ферритина — на 63% (ОР 0,37, 95% ДИ 0,24-0,56; р=7,1∙10-5) и риска сниженных (менее 20 мкмоль/л) уровней железа сыворотки — на 71% (ОР 0,29, 95% ДИ 0,19-0,45; р=5,3∙10-7) [6]. Поскольку осуществление биологических функций железа в организме человека невозможно без гема и синергидных железу кофакторов (ионы меди, цинка, кальция, марганца, кобальта и магния, витаминов В2, РР, А, С, В6, В12, фолатов и тетрагидробиоптерина), то прием многокомпонентных железосодержащих ВМК в течение всей беременности является важным фактором профилактики ЖДА [7].

Не менее важен для поддержания здоровой беременности и магний. Дефицит магния ассоциирован с комплексом патологических состояний у беременных, нарушением развития плода, осложненным течением периода новорожденности и раннего детства, коморбидными заболеваниями в зрелом и пожилом возрасте (атеросклероз, артериальная гипертензия, ожирение, ишемическая болезнь сердца, цереброваскулярная патология, остеопороз и др.)[8]. Мета-анализ 6 клинических исследований подтвердил достоверные ассоциации между приемом оротата магния и снижением риска повышенного тонуса матки на 68% (ОР 0,32, 95% ДИ 0,19-0,54, Р=0,00019), ощущения слабости на 67% (ОР 0,33, 95% ДИ 0,17-0,60, Р=0,0051) и головной боли на 76% (ОР 0,24, 95% ДИ 0,14-0,41, Р=3,3×10 -6). Мета-анализ показал, что прием магнерота ассоциирован со снижением систолического АД в сторону нормы (в среднем на -4,85±3,5 мм рт. ст., Р=0,012), диастолического АД (на -7,05±3,5 мм рт. ст., Р=0,005) и со снижением частоты повышенной ЧСС — на -10±5 уд/мин (Р=0,029) [9]. Принимая во внимание высокую онкологическую безопасность оротата магния, возможно его использование для длительной коррекции недостаточности магния [10]. Нутрициальная поддержка беременности препаратами магния другими органическими формами магния (на основе цитрата, пидолата и лактата) ассоциирована с более низким риском невынашивания (6 исследований, ОР 0,49, 95% ДИ 0,34-0,71, р=0,00015), плацентарной недостаточности (6 исследований, ОР 0,33, 95% ДИ 0,22-0,50, р=1,1*10 -7), угрозы прерывания беременности (3 исследования, ОР 0,39, 95% ДИ 0,25-0,62, р=4,1*10 -5), преэклампсии (9 исследований, ОР 0,35, 95% ДИ 0,26-0,48, р=1,6*10 -8), преждевременных родов (5 исследований, ОР 0,34, 95% ДИ 0,21-0,55, р=7,1*10 -6), родоразрешения путем кесарева сечения (6 исследований, ОР 0,26, 95% ДИ 0,17-0,41, р=1,9*10 -6), госпитализации матери (2 исследования, ОР 0,47, 95% ДИ 0,26-0,87, р=0,014), задержки развития плода (6 исследований, ОР 0,44, 95% ДИ 0,28-0,69, р=0,0003) [11].

Рис. Мета-анализ эффектов приема органической соли магния на снижение повышенного тонуса матки

Органические соли магния также весьма эффективны в патогенетическом лечении предменструального синдрома (ПМС) и осложнений у пациенток, получающих менопаузальную гормонотерапию. По данным метаанализа 8 клинических исследований терапия ПМС, включающая применение препаратов магния, ассоциирована со снижением проявлений ПМС: раздражительности и эмоциональной лабильности (5 исследований, n=775, относительный риск — ОР 0,24, 95% доверительный интервал — ДИ 0,20-0,29, р<10-33), депрессии (5 исследований, n=537, ОР 0,53, 95% ДИ 0,44-0,63, р<10-20), головной боли (5 исследований, n=219, ОР 0,48, 95% ДИ 0,37-0,61, р<10-15), масталгии и мастодинии (5 исследований, n=717, ОР 0,23, 95% ДИ 0,19-0,27, р<10-38), вздутия живота, метеоризма (5 исследований, n=489, ОР 0,53, 95% ДИ 0,44-0,63, р<10-12), отечности, чувства «распирания» (5 исследований, n=262, ОР 0,36, 95% ДИ0,28-0,46, р<10-25), плаксивости (3 исследования, n=432, ОР 0,51, 95% ДИ 0,42-0,61, р<10-35), потливости (3 исследования, n=190, ОР 0,20, 95% ДИ 0,14-0,28, р<10-27). Побочных эффектов, связанных с приемом препаратов, не было отмечено [12].

Препараты магния также необходимо использовать при проведении заместительной гормональной терапии (ЗГТ). По данным крупномасштабных клинико-эпидемиологических исследований, прием эстрогеновых препаратов, даже т.н. «низкодозированных», связан с определенными побочными эффектами и с повышенным риском тромбоэмболических заболеваний (ишемический инсульт, инфаркт миокарда),рака молочной железы и смертности от осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы. Имеющиеся данные подтверждают негативное воздействие эстрогенов на обмен витамина В6 и магния. Часть побочных эффектов эстрогеновых препаратов может быть устранена или существенно снижена при ведении курсов ЗГТ на фоне приема препаратов магния и пиридоксина [13].

Витаминно-минеральные комплексы (ВМК) эффективны в циклической микронутриентной терапии при нарушениях менструальной функции и становлении менархе. Результаты рандомизированного контролируемого исследования эффективности биологически активной добавки (БАД) Цикловита®, разработанного в качестве циклической микронутриентной терапии с целью нормализации менструальной функции показали, что прием БАД Цикловита® способствовал компенсации клинической симптоматики гиповитаминозов, улучшению состояния кожи, ногтей и волос, повышению уровня витаминов и минералов в плазме крови, а также способствовал становлению регулярного МЦ за счет модуляции уровня половых гормонов [14]. По сравнению с терапией витамином Е, прием БАД Цикловита способствовал компенсации клинической симптоматики гиповитаминозов, повышению уровня витаминов и минералов в плазме крови, а также способствовал становлению устойчивого МЦ и уменьшению частоты и выраженности симптомов ПМС и альгодисменореи. Кроме того, на фоне приема БАД Цикловита отмечено улучшение состояния пациенток по шкале САН («Самочувствие», «Активность», «Настроение»). Аллергических реакций не наблюдалось [15]

Литература

  1. Лиманова О.А., Торшин И.Ю., Сардарян И.С., Калачева А.Г., Hababpashev A., Karpuchin D., Kudrin A., Юдина Н.В., Егорова Е.Ю., Белинская А.Ю., Гришина Т.Р., Громов А.Н., Федотова Л.Э., Рудаков К.В., Громова О.А. Обеспеченность микронутриентами и женское здоровье: интеллектуальный анализ клинико-эпидемиологических данных. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2014. Т. 13. № 2. С. 5-15.
  2. Торшин И.Ю., Лиманова О.А., Громова О.А., Тетруашвили Н.К., Коденцова В.М., Малявская С.И., Гришина Т.Р., Калачева А.Г., Мозговая Е.В., Захарова И.Н., Галустян А.Н., Семенов В.А., Громов А.Н., Лебедев А.В., Керимкулова Н.В., Лапочкина Н.П., Никифорова Н.В., Назаренко О.А., Богачева Т.Е., Федотова Л.Э. и др. Метрический анализ данных по взаимосвязям между показателями микронутриентной обеспеченности и состоянием здоровья женщин 18-45 лет. Медицинский алфавит. 2018. Т. 2. № 21 (358). С. 6-19.
  3. Торшин И.Ю., Громова О.А., Тетруашвили Н.К., Коденцова В.М., Галустян А.Н., Курицына Н.А., Лавров Н.В., Гришина Т.Р., Лиманова О.А., Калачева А.Г., Федотова Л.Э., Лапочкина Н.П., Керимкулова Н.В., Мозговая Е.В., Тапильская Н.И., Семенов В.А., Малявская С.И., Лебедев А.В., Фролова Д.Е., Рубашкина А.Н., Рудаков К.В. Метрический анализ соотношений коморбидности между невынашиванием, эндометриозом, нарушениями менструального цикла и микронутриентной обеспеченностью в скрининге женщин репродуктивного возраста. Акушерство и гинекология. 2019; 5:160-173.
  4. Громова О.А., Торшин И.Ю., Серов В.Н., Гришина Т.Р., Тетруашвили Н.К. Хром, селен, молибден: значимость в нутрициальной поддержке беременности. Гинекология. 2015. Т. 17. № 5. С. 4-9.
  5. Громова О.А., Торшин И.Ю., Тетруашвили Н.К. Витамины и микроэлементы в профилактике малых пороков развития. Акушерство и гинекология. 2017. № 8. С. 10-20.
  6. Торшин И.Ю., Громова О.А., Лиманова О.А., Гришина Т.Р., Башмакова Н.В., Керимкулова Н.В., Серова О.Ф., Крапошина Т.П., Косенко И.М. Метаанализ клинических исследований по применению фумарата железа с целью профилактики и терапии железодефицитной анемии у беременных. Гинекология. 2015. Т. 17. № 5. С. 24-31.
  7. Громова О.А., Торшин И.Ю., Тетруашвили Н.К., Гришина Т.Р., Гоголева И.В., Серов В.Н. Об использовании многокомпонентных витаминно-минеральных комплексов для профилактики железодефицитной анемии у беременных. Медицинский алфавит. 2018. Т. 2. № 13 (350). С. 6-19.
  8. Громова О.А., Торшин И.Ю., Волков А.Ю., Щербо С.Н. Значение для клинической практики ранней диагностики дефицита магния при определении его в различных биосубстратах. Российский вестник акушера-гинеколога. 2014. Т. 14. № 5. С. 101-110.
  9. Адамян Л.В., Громова О.А., Торшин И.Ю., Керимкулова Н.В., Грачева О.Н. Мета-анализ клинических исследований по использованию оротата магния в акушерстве и гинекологии. Акушерство и гинекология. 2015. № 6. С. 110-117.
  10. Адамян Л.В., Громова О.А., Грачева О.Н., Калачева А.Г., Торшин И.Ю., Филимонова М.В. Оценка онкологической безопасности препарата магнерот на модели карциномы легких. Consilium Medicum. 2016. Т. 18. № 6. С. 98-102.
  11. Громова О.А., Торшин И.Ю., Пронин А.В., Керимкулова Н.В., Лиманова О.А., Калачева А.Г. Мета-анализ эффективности и безопасности применения органический солей магния в акушерской практике. Акушерство и гинекология. 2014. № 10. С. 33-40.
  12. Громова О.А., Торшин И.Ю., Гришина Т.Р., Сардарян И.С., Калачева А.Г., Николаева Л.Б., Керимкулова Н.В. Метаанализ эффективности и безопасности использования линии препаратов магне в6 в гинекологии. Гинекология. 2015. Т. 17. № 2. С. 85-92.
  13. Громова О.А., Лиманова О.А., Торшин И.Ю. Систематический анализ фундаментальных и клинических исследований как обоснование необходимости совместного использования эстрогенсодержащих препаратов с препаратами магния и пиридоксина. Акушерство, гинекология и репродукция. 2013. Т. 7. № 3. С. 35-50.
  14. Лиманова О.А., Федотова Л.Э., Лисицына Е.Ю., Гришина Т.Р., Калачева А.Г., Волков А.Ю., Торшин И.Ю., Громова О.А. Эффективность циклической микронутриентной терапии при нарушениях менструальной функции и становлении менархе. Гинекология. 2012. Т. 14. № 4. С. 72-79.
  15. Лисицына Е.Ю., Калачева А.Г., Гоголева И.В., Лиманова О.А., Гришина Т.Р., Волков А.Ю., Торшин И.Ю., Громова О.А. Эффективность и безопасность витаминно-минерального препарата «цикловита» в терапии синдрома предменструального напряжения. Гинекология. 2012. Т. 14. № 2. С. 21-27.