Вопросы очистки и стандартизации фармацевтических субстанций (и, прежде всего, субстанций природного происхождения) имеют принципиальное значение для обеспечения эффективности и безопасности соответствующих препаратов. Методы анализа образцов препаратов на чистоту утверждаются соответствующим фармакопейным органом (EP CRS, ВР CRS, USP RS, государственные стандартные образцы ГСО и др.) [1-5]. В целом, для оценки степени фармацевтической чистоты препаратов и соответствующих субстанций необходимо использовать процедуры количественного определения многих органических веществ. Задача количественного анализа препаратов существенно осложняется, если препарат представляет собой биополимер с вариабельными длиной цепей (гепарины, хондроитины с различными паттернами сульфатирования). В целом, процедуры детального анализа состава органической фракции произвольного экстракта природного происхождения крайне затруднены.

В то же время, одним из универсальных технологических маркёров чистоты препаратов является элементный профиль, позволяющий проводить сравнительные анализы степени очистки и стандартизации препаратов [4-6]. Данный подход к оценке степени чистоты и стандартизации препаратов практически незаменим в случае препаратов  на основе природного сырья. Дело в том, условия выращивания животных/растений, хранения исходного сырья, проведения гидролиза, фильтрации, очистки, стандартизации по рН и составу, уникальны для каждого препарата, а технологии приготовления каждого из препаратов являются коммерческими тайнами фирм-производителей и, следовательно, не могут быть сравнены друг с другом. Поэтому, профили элементного состава являются важнейшими объективными характеристиками препаратов на основе природных экстрактов.

При анализе элементного состава препаратов следует принимать во внимание, что до сих пор не имеется утвержденных фармакопейных методов для оценки качества препаратов по каждому из химических элементов таблицы Д.И. Менделеева. Считается, что если посторонние примеси в виде химических элементов  не токсичны, то их определение не обязательно. Включение в фармакопею испытаний на каждый химический элемент представляется весьма затратным. Поэтому, существует крайне ограниченный перечень обязательных тестов на посторонние примеси в виде химических элементов.

Например, в соответствии с положениями фармакопеи о контроле элементного состава  определяются неорганические анионы, которые, зачастую, нетоксичны (хлориды, сульфаты и др.). При этом, выбор контролируемых анионов определяется технологией получения субстанции (контроль анионов не проводят, если они входят в состав субстанции). Определяется содержание серы (сульфатная зола не должна превышать 0,1%) и брома (не более 0,01%). Тестирование на железо, медь, магний и алюминий проводят, только в том случае, если контроль содержания этих катионов является существенным для качества субстанции [3].

В фармацевтической практике обязательно тестирование на содержание отдельных токсических микроэлементов — мышьяка, ртути, свинца, кадмия, висмута. Согласно фармакопейным статьям, суммарное содержание Hg, Pb, Cd, Bi не должно превышать 0,001%, а содержание токсичного мышьяка не должно превышать 0,0001% [2, 3]. Однако, тестирование на мышьяк проводят только в том случае, если исходное сырье содержит мышьяк (препараты природного происхождения и, особенно, фитопрепараты) или вероятно загрязнение мышьяком в процессе получения субстанции. При этом совершенно упускается из виду возможность нахождения токсических элементов (не только перечисленных выше, но и бериллия, никеля, хрома, вольфрама, осмия, урана, тория, таллия, сурьмы, теллура и др.) непосредственно в растворах, используемых в производственном цикле, или в аппаратуре технологической линии для производства препарата, или в стекле ампул для упаковки препарата и др. Поэтому, количественное определение содержания максимально возможного числа элементов в конечном препарате является важным инструментом для сравнительных анализов  качества и стандартизации препаратов.

Литература

  1. Дудко В.В., Авдеева Е.Ю. Определение чистоты лекарственных средств: методические указания на семинарские и лабораторные занятия. – Томск. – Лаборатория оперативной полиграфии СибГМУ, 2011. – 129 с.
  2. Государственная фармакопея Российской Федерации. – 13 изд. – М.: Научный центр экспертизы средств медицинского применения, Федеральная электронная медицинская библиотека, 2015.
  3. Q3D ICH Elemental Impurities. Guidance for Industry. September 2015 ICH Expert Working Group, recommended for regulatory bodies of EU, Switzerland, Japan, USA, Canada
  4. Торшин И.Ю., Громова О.А. Экспертный анализ данных в молекулярной фармакологии. 2012. 748 с. ISBN 978-5-4439-0051-3.
  5. Торшин И.Ю., Громова О.А., Тогузов Р.Т., Волков А.Ю. ЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ НЕЙРОПРОТЕКТОРОВ ПРИРОДНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ. НОВОСТИ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ. Неврология и ревматология. Приложение к журналу Consilium Medicum. 2010. № 316. С. 23.
  6. Громова О.А., Торшин И.Ю., Юргель И.С., Назаренко О.А., Рудаков К.В. Механизмы действия и клиническая эффективность комбинированного гепатопротекторного препарата прогепар. Трудный пациент. 2009. Т. 7. № 12. С. 35-38.