О пользе витаминов и минералов для детей, как говорится, «знают все». Однако, в эпоху воинствующего постмодерна и повсеместной дезинформации, которая подается уже и под видом «доказательных исследований», против витаминов ведется планомерная медийная война. Поэтому, проведение адекватных клинических и эпидемиологических исследований ролей витаминов и микроэлементов у детей позволяет устранить мутные потоки дезинформации и составить объективную картину обеспеченности российских детей витаминами и микроэлементами, а также ролей дефицитов витаминов в росте заболеваемости среди россиян.

Обеспеченность витаминами и другими микронутриентами играет колоссальную роль для поддержания здоровья детей — ведь микронутриенты принципиально необходимы для развития организма ребенка с момента зачатия. Результаты анализа базы данных ИМБД (база данных Института микроэлементов) на предмет обеспеченности витаминами когорты детей и подростков от 3 до 14 лет (n=2587) из различных регионов России показали полною несостоятельность мифа о том, что «дети хорошо питаются, так что витамины и микроэлементы — не нужны». На самом деле, была установлена широкая распространенность дефицитов витаминов в различных возрастных группах детей (3-6 лет, 7-10 лет, 11-14 лет). В среднем по возрастным группам дефициты витаминов составили: витамин А — у 70% обследованных, В1 — у 44%, В2 — у 43%, РР — у 41%, Вб — у 56%, фолаты — у 65%, В12 — у 31%, С — у 41%, Е — у 31%. Более того, одновременно всеми рассмотренными витаминами было обеспечено менее 5% обследованных детей! Встречаемость дефицитов практически всех исследованных витаминов у обследованных детей нарастает с возрастом. С использованием современных методов интеллектуального анализа данных было установлено, что сниженная обеспеченность такими витаминами, как А, РР, В6, В 12, Е была достоверно ассоциирована с повышенной массой тела, сниженной активностью систем детоксикации организма ребенка, снижением иммунитета, повышенной частотой приступов астмы, головными болями (вегето-сосудистая дистония) и миопией. В частности, в подгруппе девочек 11-14 лет нерегулярный менструальный цикл был достоверно ассоциирован со сниженным потреблением витаминов В1 (р=0,0003), В2 (р=0,0003), РР (р=0,035), Вб (р=0,0025), фолатов (р=0,008) и В12 (р=0,0003). Полученные результаты указывают на необходимость устранения выявленных у российских детей деформаций питания для профилактики перечисленных патологий [1].

Рис. Сочетанные дефициты сразу нескольких витаминов и микроэлементов (полигиповитаминоз) — типичное состояние у российских детей различных возрастных групп.

Результаты цитируемого выше исследования также в существенной мере устраняют мифа о том, что «летом дети лучше обеспечены витаминами и микроэлементами — много фруктов». Действительно, были обнаpужены значимые сезонные отличия в обеспеченности витаминами детей 3–14 лет. Анализ кластеpов взаимодействий паpаметpов указал на взаимосвязи между межсезонными pазличиями в обеспеченности витаминами В6, Е, A, В2 и pиском pазличных патологий во всех возpастных гpуппах. Однако, несмотря на  наличие сезонных ваpиаций в обеспеченности детей некоторыми витаминами , эти вариации составляют 10-20% от средних значений и ни в коей мере не решают проблему повсеместно распространенных полигиповитаминозов [2].

Широкое распространение среди россиян сочетанных дефицитов витаминов и минералов способствует снижению иммунитета и повышению риска острых респираторных заболеваний (ОРЗ), особенно при переохлаждении. И наоборот, компенсация этих нутриентных дефицитов будет способствовать повышению иммунитета. В исследовании эффектов 2-месячного применения витаминно-минерального комплекса (ВМК) «Мультифорт» в группе часто болеющих студентов (п=60; возраст 19±1 лет) показано, что прием ВМК приводил к компенсации гиповитаминозов А, В1, В2, В5, В6, С и дефицита цинка по шкалам опросников (р от 0,02 до 0,000006), причем компенсация симптоматики гиповитаминозов сопровождалась статистически значимыми повышениями уровней витаминов А, В1, В2, В6 и С в плазме крови (р от 0,01 до 0,000001). Отмечено достоверное улучшение состояния пациентов по шкале клинической оценки остроты протекания ОРЗ (средний балл остроты заболевания на день «60» — 3,2±0,6, в контрольной группе — 6,7±0,3, р<0,0000004) и значимое снижение биомаркеров воспаления (лейкоциты, моноциты, СОЭ, р<0,002). Прием ВМК способствовал сокращению срока протекания ОРЗ (P<0,005) и снижению заболеваемости ОРЗ (р=0,016). По данным кардиоинтервалографии прием препарата улучшал исходно угнетенную реактивность парасимпатической системы, что указывает на восстановление баланса вегетативной нервной системы и повышение резервов адаптации [3].

При вегетососудистой дистонии, утомлемости и других нарушениях вегетатики у детей важно принимать во внимание, что магний является одним из важнейших адаптогенов. Педиатры первыми из врачей начали проводить коррекцию дефицита магния у детей с гипотрофией и у недоношенных новорожденных. После периода снижения интереса к терапии магнием в педиатрии (1980-2004 гг.) сегодня имеет место подъем интереса. Терапевтическое значение магния в лечении сердечно-сосудистых заболеваний, нарушений обмена, нарушений мышечного тонуса и неврологических расстройств определяется фундаментальной ролью гомеостаза магния в организме человека. Магний участвует в формировании каталитических центров многих ферментов в нервной и глиальной ткани, в процессах синтеза и распада нейромедиаторов и в стабилизации нервно-мышечных рецепторов [4].

Роль магния как адаптогена важна для избежания негативной реакции на стресс. Часто полагают, что стресса у детей нет. На самом деле, стресс сопровождает ребенка всю жизнь, начиная с так называемого «родового стресса» до переходного возраста и далее. Кроме того, можно отметить особые периоды в жизни ребенка, когда адаптационным системам организма предъявляются повышенные требования: начало посещения яслей, детского сада, школы, сдача экзаменов, неурядицы в семье, заболевание ребенка, пребывание в стационаре и др. Дефицит магния снижает адаптацию к стрессу, причем возникающий стресс способствует существенным потерям магния организмом. Восполнение дефицита магния является важнейшей составляющей патогенетического подхода к повышению физиологических адаптационных резервов у детей [5].

Магний и витамины группы В важны и для облегчения терапии такого расстройства, как синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). В настоящее время СДВГ широко распространен среди детей и подростков. Данное заболевание характеризуется сложной этиологией, и в настоящее время патогенетического лечения СДВГ не существует. Анализ симптоматики и данные биохимических исследований позволяют предположить, что СДВГ характеризуется нарушениями нейротрансмиттерного баланса, в частности баланса дофамина, норадреналина, серотонина. При анализе этиологии СДВГ и, следовательно, при назначении терапии часто упускается из вида фундаментальный факт — баланс нейротрансмиттеров в значительной степени зависит от состояния гомеостаза витаминов, макро- и микроэлементов. Результаты исследований более 700 детей с СДВГ указывают на существование четкой взаимосвязи между дефицитом магния и интенсивностью проявления симптоматики заболевания. Применение препаратов органического магния способствует существенной компенсации СДВГ, особенно при использовании в комплексных программах лечения детей [6].

Литература

  1. Торшин И.Ю., Громова О.А., Лиманова О., Егорова Е.Ю., Сардарян И.С., Юдина Н.В., Гришина Т.Р., Федотова Л.Э., Галустян А.Н., Малявская С.И., Волков А.Ю., Калачева А.Г., Рудаков К.В., Косенко И.М., Семенов В. Роль обеспеченности микронутриентами в поддержании здоровья детей и подростков: анализ крупномасштабной выборки пациентов посредством интеллектуального анализа данных. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2015. Т. 94. № 6. С. 68-78.
  2. Лиманова О.А., Громова О.А., Торшин И.Ю., Захарова И.Н., Калачёва А.Г., Белоусова Н.В., Егорова Е.Ю., Евсеева Е.А., Сардарян И.С., Галустян А.Н., Гpишина Т.Р., Волков А.Ю., Косенко И.М., Малявская С.И., Pахтеенко А.В., Pудаков К.В., Семёнов В.А., Семёнова О.В., Федотова Л.Э., Щеpбо С.Н. и др. Сезонные ваpиации обеспеченности витаминами и микpоэлементами. Медицинский совет. 2016. № 7. С. 20-27.
  3. Егорова Е.Ю., Юдина Н.В., Калачева А.Г., Грустливая У.Е., Торшин И.Ю., Дорошенко А.Л., Гришина Т.Р., Гоголева И.В., Громова О.А. Эффективность витаминно-минерального комплекса «мультифорт»для профилактики острых респираторных заболеваний у студентов. Поликлиника. 2012. № 4-1. С. 96-99.
  4. Громова О., Торшин И., Егорова Е. Перспективы применения магния в педиатрии и детской неврологии. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2010. Т. 89. № 5. С. 142-149.
  5. Громова О.А., Федотова Л.Э., Калачева А.Г., Торшин И.Ю., Гришина Т.Р. Дефицит магния как проблема стресса и дезадаптации у детей. Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2013. Т. 92. № 5. С. 110-121.
  6. Громова О.А., Баранов А.А., Гусев Е.И., Гришина Т.Р., Торшин И.Ю., Егорова Е.Ю., Калачева А.Г., Лиманова О.А., Новикова Е.А., Сатарина Т.Е., Федосеенко М.В., Федотова Л.Э. Магний и пиридоксин как основы нутрициального подхода к патогенетической терапии детей с синдромом дефицита внимания c гиперактивностью. Вопросы практической педиатрии. 2010. Т. 5. № 4. С. 58-68.