Составляя около 50% массы тела, соединительная ткань (СТ) является одним из четырех основных типов ткани в традиционных классификациях (в дополнение к эпителиальной, мышечной и нервной ткани). Хрящ и кость являются основными разновидностями соединительной ткани, другие типы включают ареолярную соединительную ткань, скрепляющую органы, и плотную соединительную ткань, формирующую связки и сухожилия. В отличие от эпителия, в котором клетки плотно связаны вместе посредством механизмов межклеточной адгезии посредством белков «интегринов» и «кадгеринов», соединительная ткань демонстрирует избыток внеклеточной матрицы при достаточно небольшом числе клеток. В молекулярной биологии, внеклеточная матрица (ВКМ) определена как сложная сеть, сформированная  гелеобразной средой,  волокнами коллагенов и эластинов и клеток (фибробластов, остеобластов или хондробластов)

Нарушение структуры СТ приводит к т.н. недифференцированной дисплазии соединительной ткани (нДСТ), клинико-морфологические проявления которой включают скелетные изменения, связанные с нарушением строения хряща, непропорционально длинные конечности, арахнодактилию, деформации грудной клетки, сколиозы позвоночника, плоскостопие, патологию развития зубов, прикуса, кисты, патологию суставов (склонность к вывихам), гиперэластичность, истончение, склонность к травматизации кожи, гиперпигментацию кожи, расширение вен и внешние признаки ускоренного старения – раннее формирование морщин, деформация овала лица, в т.ч. гравитационный птоз и др. Кроме того, ДСТ предрасполагает к бронхолегочным и реноваскулярным патологиям, способствует саркопении, формированию сердечнососудистой (пролапс митрального клапана, варикоз),  офтальмологической и к другим патологиям. нДСТ может встречаться у 8-10% россиян [1-3].

Микроэлементы магний, цинк, медь, марганец, железо и ряд других способствуют поддержке структуры соединительной ткани [1-9]. Дефицит каждого из микроэлементов проявляется в соответствии с уникальным для этого микроэлемента комплекса молекулярных механизмов воздействия на структуру СТ. Например, наиболее вероятные механизмы воздействия дефицита Mg2+ на соединительную ткань — это усиление деградации полисахаридных нитей гиалоуронана (повышение активности гиалоуронидаз) и, возможно, коллагеновых и эластиновых волокон (повышенная секреция металлопротеиназ, Рис. 1) на фоне снижения синтеза белка в клетках СТ. Нельзя исключить, что усиление поперечных сшивок (повышенная активность лизилоксидазы) приведет к грануляризации соединительной ткани, расслоению на своего рода «пластинки», состоящие из наполовину деградированных молекул коллагенов, что, в результате, приведёт к уменьшению механической прочности [1]. Дотации магния, наоборот, ускоряют реабилитацию пациентов с после удаления грыжи межпозвоночного диска [2] и способствуют ускоренному заживлению ран [4].

Рис. 1. Предлагаемые механизмы, связывающие дефицит магния со структурой соединительной ткани

Состояние соединительной ткани в достаточно существенной степени влияет на течение и исход беременности, так как она образует «опорный каркас» для всех тканей и органов и беременной, и развивающегося плода. Общеклиническое,  морфологическое и иммуногистохимическое исследование последов пациенток показало, что недостаточность магния способствует развитию плацентарной недостаточности с 12-кратным увеличением количества случаев задержки развития плода у беременных [7-9] и сопряжена с широким спектром осложнений беременности и родов: повышением тонуса миометрия, преждевременными родами, преэклампсией и эклампсией, артериальной гипертонией беременных, аритмией и мышечными судорогами беременных, избыточной прибавкой массы тела, гестационным диабетом и метаболическим синдромом в послеродовом периоде [10]. Повышенные уровни железа, меди и марганца в тканях плаценты достоверно ассоциированы с меньшим количеством осложнений беременности, родов и патологических изменений плаценты — не отмечаются такие патологии  плаценты, как фибриноидный некроз (р = 0,00005), аномалии сосудов плаценты и пуповины (р = 0,001), преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты (ПОНРП., р = 0,04), гиперплазия или гипоплазия плаценты (р < 0,05), а состояние детей при рождении было удовлетворительным (оценка по шкале Апгар не менее 9 баллов, р < 0,001) [11, 12]. Дефициты магния, цинка, кальция, витаминов B2, B6, C и E повышают риск краниостеноза (преждевременное затягивание родничков) [13] и способствуют ухудшению структуры костной ткани [14,15].

Литература

  1. Торшин И.Ю., Громова О.А. Дисплазия соединительной ткани, клеточная биология и молекулярные механизмы воздействия магния. РМЖ. 2008. Т. 16. № 4. С. 230-238.
  2. Гоголев А.Ю., Керимкулова Н.В., Егорова Е.Ю., Волков А.Ю., Торшин И.Ю., Громова О.А. Рандомизированное исследование эффективности магния оротата в комплексной программе реабилитации пациентов, перенесших операцию по удалению грыжи межпозвоночного диска. Фарматека. 2012. № 9 (242). С. 69-75.
  3. Торшин И.Ю., Громова О.А. Систематический анализ молекулярных механизмов участия магния в регуляции пигментообразования кожи. РМЖ. 2012. Т. 20. № 22. С. 1142-1149.
  4. Суракова Т.В., Жидоморов Н.Ю., Гришина Т.Р., Кодин А.А., Чибисов И.В., Илларионова Е.Э., Коробова О.Р., Торшин И.Ю., Лепахина Л.Э., Громова О.А. Влияние оротата магния на регенерацию кожи. РМЖ. 2012. Т. 20. № 11. С. 575-581.
  5. Громова О.А., Торшин И.Ю. Магний и «болезни цивилизации». Москва : ГЭОТАР-Медиа, 2018. — 800 с. : ил. ; 25 см. — Библиогр. в конце кн. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9704-4527-3.
  6. Керимкулова Н.В., Торшин И.Ю., Громова О.А., Cеров В.Н., Никифорова Н.В. Систематический анализ молекулярно-физиологических эффектов синергидного воздействия железа, марганца и меди на соединительную ткань. Гинекология. 2012. Т. 14. № 6. С. 51-60.
  7. Керимкулова Н.В., Никифорова Н.В., Владимирова И.С., Торшин И.Ю., Громова О.А. Влияние недифференцированной дисплазии соединительной ткани на исходы беременности и родов. комплексное обследование беременных с дисплазией соединительной ткани с использованием методов интеллектуального анализа данных. Земский врач. 2013. № 2 (19). С. 34-38.
  8. Керимкулова Н.В., Серов В.Н., Никифорова Н.В., Торшин И.Ю., Громова О.А., Перетятко Л.П., Кузнецов Р.А. Влияние недифференцированной дисплазии соединительной ткани на исходы беременности и родов: клинические аспекты, морфологические и иммуногистохимические особенности плаценты. Земский врач. 2013. № 3 (20). С. 28-31.
  9. Громова О.А., Торшин И.Ю., Пронин А.В., Гришина Т.Р., Семенов В.А. Значение кальция для здоровья кожи, волос и ногтей и вопросы рациональной коррекции его потребления. Русский медицинский журнал. Медицинское обозрение. 2014. Т. 22. № 24. С. 1796-1799.
  10. Керимкулова Н.В., Никифорова Н.В., Сонина Н.П., Перетятко Л.П., Торшин И.Ю., Кузнецов Р.А., Громова О.А. Влияние цитрата магния на течение беременности при дисплазии соединительной ткани. Гинекология. 2013. Т. 15. № 5. С. 76-82.
  11. Керимкулова Н.В., Никифорова Н.В., Торшин И.Ю., Гоголева И.В., Волков А.Ю., Громова О.А. Беременность и роды у женщин с дисплазией соединительной ткани и железодефицитной анемией. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2014. Т. 13. № 5. С. 11-21.
  12. Керимкулова Н.В., Никифорова Н.В., Торшин И.Ю., Гоголева И.В., Волков А.Ю., Громова О.А. Беременность и роды у женщин с дисплазией соединительной ткани и железодефицитной анемией. Здоровье женщины. 2015. № 5 (101). С. 16.
  13. Торшин И.Ю., Громова О.А., Сухих Г.Т., Сотникова Н.Ю. Молекулярные роли микронутриентов в физиологических механизмах закрытия родничков и профилактика краниостеноза. Гинекология. 2012. Т. 14. № 5. С. 60-67.
  14. Громова О.А., Торшин И.Ю., Лиманова О.А. Кальций и его синергисты в поддержке структуры соединительной и костной ткани. Лечащий врач. 2014. № 5. С. 69.
  15. Громова О.А., Торшин И.Ю., Демидов В.И., Жидоморов Н.Ю., Сотникова Н.Ю., Волков А.Ю. Роль остеотропных минералов в профилактике и комплексном лечении перелома берцовой кости: результаты рандомизированного плацебо-контролируемого эксперимента. Лечащий врач. 2014. № 11. С. 89.